ВИКТОР ДОЛЬНИК КНИГА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Они сидели у огня и зачарованно смотрели на его пляску, как смотрел на нее и Гомо сапиенс десять тысяч лет назад, тысячу, сто, как смотрим мы… Нас чаруют в нашем электрическом быту камины, свечи, даже мерцающие электрокамины с бутафорскими дровами. И для нас до сих пор самый приятный ландшафт — слабовсхолмленный, где деревья и кустарники чередуются с открытыми пространствами, а вблизи есть река или озеро. Ни у кого не учась, птица портняжка ловко сшивает листья ниткой, сделанной из луба. Эта страница в последний раз была отредактирована 21 июня в Как же поведать людям об этологиии экологии человека как биологического вида? Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…. Вдали от нее все, что с ней связано, волнует.

Добавил: Kazikazahn
Размер: 17.16 Mb
Скачали: 26554
Формат: ZIP архив

Содержание

Эта книга распахивает дверь нашего дома. По одну ее сторону — наш маленький долбник мир, семья и детство, по другую — мир внешний. Он кажется нам большущим, но это как посмотреть. Можно так, что он сразу съежится до тонкой пленки на маленьком шарике.

Имя ей — биосфера. Когда мы живем в городе, ее как бы и нет: Как тут поверить, что на Земле одновременно с нами живет несколько миллионов видов растений и животных?! Что в биосфере разных видов поболее, чем людей в огромном городе. Пусть мы дети биосферы, но ведь особые, выдающиеся!

Пусть вышли мы все из Природы, книгп ведь вышли же! И давно стали Властелинами, Покорителями, Преобразователями. И вдруг говорят, что мы всего лишь один крига видов, вовсе даже не самый многочисленный и совсем не самый нужный. И не Творец вовсе, а шкодник, к тому же строптивый.

Мать тащит его к зеркалу, приговаривая: Эта книга — беседы перед зеркалом о нас самих в кругу птиц, зверей, детей, далеких пращуров и близких предков. Но не нравоучительные и назидательные, а как раз такие, какие и подобает вести непослушным, проказливым и строптивым. Темы недозволенные, предметы запретные, речи вольные, а случаи либо смешные, либо страшные, либо нелепые. В память о тех ветреных и ясных днях доььник безлюдном берегу моря, мой дорогой доктор Фауст Ватсон, в течение которых два перипатетика — Стилист и Этолог — разрисовали схемами песок, а ветер и волны — Редактор и Цензор — тут же дольпик и равнодушно разрушали написанное.

Как же поведать людям об этологиии экологии человека как биологического вида? За что такая честь — поговорим позднее, но ледниковый период для этологии весьма затянулся, особенно в популярной литературе.

Про птичек этологам удавалось кое-что опубликовать, но о поведении человека — ни-ни. Чтобы провертеть во льду маленькую дырочку, я придумал лет двадцать пять тому назад что-то вроде бесед о пустяках. Пригласить читателя вместе покопаться в маленьких странностях нашего поведения и вдруг найти нечто забавное и непонятное. Тут и о животных вспомним, а дальше — об этологии, но уже применительно к человеку. Этология — наука о нравах и обычаях животных. Ее не нужно путать с экологией — наукой об образе жизни и связях живых существ со средой обитания.

Науки эти разные, но тесно связанные. Возраст ближайших предков человека стремительно растет с каждым новым археологическим открытием. Сорок тысяч лет, дольниу пятьдесят тысяч, миллион, два миллиона, четыре… Время сохранило нам лишь остатки их черепов и каменные орудия.

  РАДИ ЛЮБВИ ЭЛЕЙН БАРБЬЕРИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

По книгс антропологи восстановили их облик, мы всматриваемся в эти не слишком симпатичные лики — австралопитека, питекантропа, неандертальца, кроманьонца — и хотим понять их душу. Как ты жил, что чувствовал, что думал, Гомо эректус, Прямоходящий человек? Мы рассматриваем твои каменные орудия. Делал ли ты их сознательно? Ведь существует много животных, которые делают не менее сложные вещи инстинктивно.

По орудиям понять это трудно. Вообразим, что через сто тысяч лет, проведя раскопки, наш потомок найдет в остатках одного дома много шлифованных стекол. Как он узнает, что здесь жил великий философ Спиноза, зарабатывавший на жизнь изготовлением линз?

Виктор Рафаэльевич ДОЛЬНИК

И еще от предков остались кострища. Теперь мы видим их живыми. Они сидели у огня и зачарованно смотрели на его пляску, как смотрел доььник нее и Гомо сапиенс долтник тысяч лет назад, тысячу, сто, как смотрим мы… Нас чаруют в нашем электрическом быту камины, свечи, даже мерцающие электрокамины с бутафорскими дровами. А мелькание огней в телевизоре, когда передача неинтересна и мысли, мешаясь с образами, плывут куда-то? Использование огня утилитарно, но тяга к огню у человека бессознательна, инстинктивна.

Это единственный инстинкт, которого не знают звери. Он возник у тебя, далекий предок, и сохранился оольник. Но как только не преломлялся он в сознании!

Подожженный и заново отстроенный Рим. Вечный огонь в честь павших…. Анализируя факты подобным образом, мы открываем для себя еще один путь познать образ предка, а значит, по-новому понять и себя: Поиск истоков нашего поведения во внешне иных, но по сути сходных действиях животных, особенно человекообразных обезьян. Путь этот — одно из крупнейших открытий нашего века.

Я живу на безлюдном берегу моря. Когда устанешь, нет лучшего отдыха, чем бродить с собакой вдоль песчаного берега.

Найти книгу

Собака то отстает, что-то обнюхивая, то забегает далеко вперед, вспугивая расхаживающих по виптор чаек и ворон.

Они ходят не без дела — они собирают. Для эколога это слово — научный термин. Собирательство — это экологическая ниша, профессия животного, его способ добывать себе пропитание. Другие умеют нырять за рыбой, или бить птиц на лету, или нападать из юольник, или долбить деревья в поисках насекомых, или безошибочно вынимать длинным клювом червей из-под земли, а собиратель ничего этого не.

Скачать или читать книги Виктор Дольник (fb2)

Он бродит, подбирая все, что не убежит, что удается найти, переворачивая коряги и камни, роясь в выбросах водорослей. Они умны, эти собиратели. Природа не снабдила их специализированными органами-орудиями, они все время сталкиваются с нестандартными додьник Они учатся всю жизнь. Моя собака очень довольна: Вернее, собирателями были ее предки, а она — породистая собака, она сама не должна искать пропитание, более того, ей запрещено подбирать всякую дьльник.

Но нет-нет да и схватит украдкой тухлую рыбешку и жадно сожрет. А дома такая чистюля и привереда в еде! Сколько ни перевоспитывай, а инстинкт сильнее. Да, здесь, на этом пустынном берегу, у всех есть дело, все знают, зачем они.

И какой это отдых! Бреду неторопливо, то приближаясь к воде, то отдаляясь, привлеченный какими-то валяющимися предметами. Иногда это диковинные бутылки дальних стран, порой ящики странной формы, викттр материала, с надписями на неведомых языках, или разноцветные поплавки. Машинально подбираю их с собой — жалко расставаться, а когда накопится много — прячу в какой-нибудь ящик и боюсь, как бы кто-нибудь не унес его, хотя знаю, что никогда не вернусь за этим хламом.

  АРБАТОВА ВИЗИТ НЕСТАРОЙ ДАМЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

А какие занимательные деревянные скульптурки выточили песок и ветер! Вот блеснул под кучей водорослей кусочек янтаря, и я собираю в ладонь мелкие крупинки медового цвета, но потом переключаюсь на разноцветные гальки, а с них — на раковины.

В одной кто-то спрятался, и я долго выуживаю его на свет божий, но тут начал летать вокруг и кричать кулик, и хочется найти среди галек и палочек его четыре незаметных яйца…. Вот я и отдохнул. Мы с собакой поворачиваем и быстро идем обратно — мимо разбросанных мною куч, мимо тщательно собранных груд сокровищ. Нет, и у меня тоже было занятие на берегу — я собирал. Мы все собираем, отдавшись инстинкту, голосу предков человека, ибо человек начал свой путь на Земле, имея единственную экологическую нишу — нишу собирателя.

И сейчас еще в дебрях Амазонки, в пустынях Австралии и Южной Африки, на островах Океании существуют племена собирателей. Многим видам животных, например травоядным, пища дается даром, она. Первобытный человек не был наделен ни быстрым бегом, ни острыми когтями, ни мощными зубами, ни желудком, способным переваривать траву, листья и ветки. Пищевые ресурсы человека всегда были ограниченны, голод — постоянный его спутник.

Даже в наш самый сытый в истории век более 2 миллиардов живут на грани голода или голодают. Небольшие стада — два-три десятка — предков человека бродили по тропической саванне, вблизи водоемов и рек.

Дохлая рыба, объедки со стола хищников, моллюски, почки, побеги, камбий со стволов деревьев, ягоды, орехи, черви, насекомые, пресмыкающиеся, изредка — попавшиеся зверьки, птицы, яйца — вот меню собирателя. Немногое из этого странного набора используется в современной кухне. Но наша склонность лакомиться продуктами с разными оттенками тухлятины — с тех времен.

Такие блюда есть у всех народов — от сыра рокфор и камамбер у французов до копальхена у эскимосов. Азарт, сопутствующий сбору бесполезных предметов на морском берегу, особенно наглядно демонстрирует нашу инстинктивную тягу к подобным занятиям.

Скачать книги Виктор Дольник

В других случаях картина смазана, потому что, когда у человека страсть именно страсть, а не средство заработка к сбору грибов, ягод, орехов, кажущаяся практичность этих занятий скрывает их суть. Так ли нам нужны эти грибы — ведь их можно купить, но вы любите их собирать.

Может статься, что вы и есть их даже не любите. Это счастье предвидения, знания наперед, счастье сбывшегося инстинкта. Слово это употребляется в быту как символ всего низменного, всего дурного в человеке.

Инстинкты рекомендуется скрывать и подавлять. Инстинкту противопоставляются мораль и разум.

Но в биологии, у этологов, слово инстинкт имеет иное значение. Им обозначают врожденные программы поведения. Программы — инстинкты ЭВМ.